Как программист из Праги стал миллиардером благодаря бесплатному антивирусу Avast

Источник: forbes.ru

Стоя на террасе на крыше пятизвездочного Hotel U Prince, Павел Баудиш оглядывает город, где он прожил большую часть своих 59 лет. Позади — наполненная туристами городская площадь Праги и высоченные готические шпили Тынского храма, впереди — ряды заостренных крыш цвета охры.

Город становился все ярче и ярче на его глазах. Баудиш помнит темные времена, наступившие после того, как армии стран Варшавского договора положили конец «Пражской весне» и внедрили коммунизм с настолько жесткими правилами, что его отец-психиатр больше не мог практиковать, а сам он не смог получить должное образование. После «бархатной революции» в 1989 году наступил период либерализации, предоставивший новые возможности инноваторам вроде Баудиша.

Перед лицом всех превратностей судьбы он оставался спокоен и расчетлив. Именно такой образ мышления позволил ему превратить маленькую специализирующуюся на кибербезопасности компанию, которую он соосновал в последние дни коммунистического режима, в лидера отрасли, который может бросить вызов, а иногда и обогнать агрессивных американских конкурентов вроде McAfee и Symantec. Это же позволило ему стать одним из немногих чешских миллиардеров.

Детище Баудиша — Avast, антивирус, который установлен более чем на 400 млн компьютеров и смартфонов по всему миру. Как и схожие продукты, которые в конце 1980-х годов также разрабатывали McAfee и Norton, он должен помешать киберпреступникам и шпионам устанавливать на компьютеры программы для перехвата данных. Главное отличие в том, что Avast бесплатен и доступен только онлайн, а не в розничных магазинах. Эта бизнес-модель, известная как «фримиум», позволила компании Баудиша достичь заоблачных высот и в 2018 году провести IPO на Лондонской фондовой бирже. Оценка бизнеса выросла до $4 млрд, а состояние Баудиша — до $1,4 млрд (по данным на июнь 2019 года).

Состояние Баудиша позволило ему войти в клуб миллиардеров, но, несмотря на это, сам он — воплощение скромности. Баудиш носит темно-синий жилет и черную поясную сумку, его редеющие белые волосы коротко подстрижены, и ничто не указывает на его богатство. Он сохраняет сдержанность на протяжение двухчасовой беседы на прохладной террасе отеля и осторожно подбирает слова, неспешно потягивая горячий шоколад и пиво Staropramen. Он заявляет, что у него «нет дорогостоящих хобби»: его самое эксцентричное времяпровождение — геокешинг, игра, участники которой разыскивают сокровища по GPS-координатам. Его инвестиции скромны и разумны: за последнее время он приобрел производителя памперсов и гостиницу неподалеку с видом на самую заметную достопримечательность города, Пражский Град. «Я не слишком хорош в гостиничном менеджменте. Это хороший способ научиться», — говорит Баудиш о своем новом непрофильном активе.

Как нанять эффективного гендиректора с небезупречной репутацией

Одним из самых прибыльных для Баудиша оказалось решение нанять упрямого американца, который превратил Avast в «убийцу гигантов». Этот человек — Винс Штеклер, генеральный директор Avast на протяжении последних десяти лет. Сейчас он сидит напротив Баудиша и говорит, заглушая болтовню туристов и воркование парочек. Со времен IPO они впервые дают интервью англоязычному изданию.

Бывший менеджер Symantec кажется шумнее и увереннее своего начальника-чеха, своим крепким телосложением и лысиной напоминает генерала в отставке. Он с удовольствием хвастается успехами компании, тогда как Баудиш более сдержан. «Я как раз сегодня читал об Aston Martin. [На Лондонской бирже] мы были вторым крупнейшим IPO за год. Aston был первым. Сейчас мы стоим дороже Aston Martin», — говорит Штеклер. Он прав. Акции производителя любимых машин Бонда упали, и его оценка теперь едва превышает $3 млрд.

Штеклер не был очевидным кандидатом на пост гендиректора. В 2005 году, когда он был топ-менеджером в Logicon, Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) взыскала с него $35 000 по гражданскому иску. Она установила, что Штеклер помог Legato, производителю программного обеспечения из Кремниевой долины, завысить финансовые показатели, подписав контракт на $7 млн с оговоркой о его расторжении. Согласно заявлению SEC, Штеклер понимал, что Legato не сможет засчитать такой контракт в продажах, поэтому рассказал топ-менеджерам компании о том, как скрыть оговорку от финансового отдела. Работники шутили о «бывших аферистах в руководстве», рассказал один бывший сотрудник Avast.

История Штеклера привлекла пристальное внимание британской прессы во время подготовки Avast к IPO. Обычно готовый поддержать разговор на любую тему, Штеклер отказался комментировать этот эпизод и тогда, и сейчас, в разговоре с Forbes. Он не был первым в списке, когда Баудиш и другой основатель Avast Эдуард Кучера в 2009 году начали искать гендиректора. Изначально основатели звали бывшего начальника Штеклера — бывшего вице-президента Symantec Дитера Гисбрехта. «Они нашли кого-то, кто им на самом деле понравился, и это был не я», — шутит Штеклер. Гисбрехт отклонил предложение, но познакомил Баудиша и Кучеру со Штеклером, который ухватился за возможность переехать в Прагу из Сингапура и принять бразды правления Avast у основателей, которые теперь руководят компанией только как члены совета директоров.

Несмотря на небезупречную репутацию Штеклера, компания под его руководством удвоила число пользователей и в 2018 году зафиксировала операционную прибыль в размере $248,3 млн, согласно финансовому отчету компании. Штеклер говорит, что когда он пришел в 2009 году, выручка компании составляла всего $20 млн. После множества приобретений, которые значительно увеличили число пользователей, нескольких удачных партнерств и агрессивной глобальной стратегии выручка за последние 10 лет взлетела. Но правление Штеклера подошло к концу. Через две недели после нашей встречи он объявил, что уйдет в отставку в конце июня. Его заменит правая рука и один из первых сотрудников Баудиша, гражданин Чехии Ондрей Влчек.

Как стать программистом при коммунистах

Штеклер, возможно, и стал чем-то вроде тонизирующей инъекции американского капитализма, но именно непоколебимая вера Баудиша и Кучеры в продукт позволила Avast добиться статуса «единорога» и продолжить расти.

Шаги, которые делал Баудиш, ассоциируются скорее с современными ИТ-магнатами вроде Марка Цукерберга, но только не имеют той же демонстративности. В конце 1980-х годов он бросил учебу на факультете химии, признав, что не является прирожденным ученым, и обратил свой жадный ум к компьютерам. При советском режиме персональные компьютеры были малодоступны, однако Баудиш устроился в учреждение о внушительным названием «Исследовательский институт математических машин», сотрудники которого работали на Olivetti M24. Он писал графическое программное обеспечение, зная, что рынка для этого продукта нет — настолько непроницаемой была политическая и экономическая изоляция Чехословакии в то время. «Было невыносимо осознавать, что даже если ты был очень хорош и отлично работаешь, ты просто зря тратишь время и знания», — рассказывает он. В Чехословакии был конец так называемого периода нормализации, и атмосфера была именно такой, какую можно ожидать от провалившегося коммунистического проекта. «Людей постоянно вызывали, чтобы обсудить их политические взгляды и убеждения, и если что не так, то они оказывались без работы», — вспоминает Баудиш.

Но однажды Баудишу прислали дискету, на которую был записан один из первый компьютерных вирусов — Vienna. «Никто из моих коллег им не заинтересовался. [Они думали], что это игрушка. Поэтому я забрал его и начал исследовать», — говорит он. Тем коллегам впору оплакивать этот день: Баудиш придумал инструмент, который легко находил и удалял вредоносный контент и который в итоге стал ключевым элементом первого антивируса Avast и стартовой площадкой бизнеса.

Как разбогатеть, раздавая бесплатный продукт

Несмотря на то что сотрудничество США и Чехии позднее принесет Avast огромную пользу, конкуренция с американскими лидерами индустрии в 1990-х годах и в начале 2000-х годов чуть не поставила Баудиша и Кучеру на колени. Они постоянно отбивали попытки McAfee и Symantec занять доминирующее положение на рынке. В 1997-м McAfee попыталась приобрести чешскую компанию. Верный себе, Баудиш вспоминает, что вместо продажи он и Кучера предложили заключить лицензионный договор на использование движка программы. «И они сказали: «Нет, без вариантов». Но две недели спустя они вернулись и купили лицензию», — ухмыляется Баудиш.

В начале 2000-х, когда Symantec агрессивно занижал цены в надежде на глобальное доминирование, руководители Avast были вынуждены пойти на радикальные меры. План заключался в том, чтобы тоже выйти на международный рынок. Но поскольку у чехов совершенно не было бюджета на маркетинг, оставался один вариант: предлагать Avast бесплатно. «Мы могли или закрыть бизнес, или что-то изменить, — вспоминает Баудиш. — Терять было нечего». AVG, местный конкурент, сделал то же самое двумя годами ранее, но, по словам Баудиша, допустил роковой промах, не переведя сервис на множество языков. Avast учился на чужой ошибке. Спустя два года после перехода на бесплатную версию в 2001 году Avast насчитывал миллион пользователей, к 2006 году — 20 млн. Баудиш отчасти объясняет успех удачей, но главную причину видит в открытой, гиковской культуре, которую он создал вокруг Avast. «Мы выбрали чрезвычайно удачный момент, и нам повезло, что программа распространялась благодаря сарафанному радио», — вспоминает он.

Пока такие продукты, как «Касперский», McAfee и Norton от Symantec, приносили деньги благодаря продажам в BestBuy и других розничных магазинах, Avast зарабатывал на том, что побуждал пользователей приобретать и скачивать полноценные версии программы, которые со временем становились умнее — «фримиум»-инструменты передавали им огромные объемы данных об угрозах, которые они собирали. Маркетинговые партнерства с другими производителями программного обеспечения стали еще одним источником выручки. Например, с 2009 года Avast, получивший от Google неизвестную сумму, рекомендует новым пользователям установить браузер Chrome.

Как провести IPO, несмотря на хакеров

AVG рос примерно теми же темпами и придерживался того же подхода. Вскоре после прихода Штеклера руководство Avast решило, что от конкурента надо избавиться. После неудачной попытки выйти на биржу Nasdaq в 2012 году Баудиш, Кучера и Штеклер разработали план поглощения AVG. Нехватка средств подтолкнула их в 2014 году убедить инвестиционную фирму CVC Capital Partners приобрести крупную долю в Avast. Компания была оценена в $1 млрд. Два года спустя после многочисленных отказов AVG сдался и был продан за $1,3 млрд. В результате число компьютеров и смартфонов, на которых было установлено принадлежащее Avast программное обеспечение превысило 400 млн. По размеру выручки компания сильно уступает конкурентам, но к концу 2018 года антивирус Avast был установлен у рекордного числа пользователей Windows — на 6% больше, чем у ближайшего конкурента McAfee, по данным исследования, проведенного Opswat.

Купив AVG, Avast был готов разместить акции на бирже. Однако меньше чем за год до IPO в Лондоне произошла катастрофа. Avast узнал, что 2,3 млн компьютеров оказались заражены хакерами, которые нашли способ превратить одно из приобретений компаний, Piriform CCleaner, в платформу для кибершпионажа. В сентябре 2017 года злоумышленники заразили файлы, загружаемые через CCleaner, который должен был помогать клиентам избавляться от опасных программ. У всех, кто обновлял или скачивал зараженный CCleaner в тот период, был установлен бэкдор. По словам экспертов по кибербезопасности, за атаками, по признакам, могли стоять попытки китайских властей заразить ведущие ИТ-компании, включая Cisco, Intel и Microsoft. Насколько успешной оказалась атака, не ясно. Сегодня Баудиш, как всегда, говорит о кризисе прямолинейно: «Мы выучили урок, который состоит в том, что, когда мы покупаем такую компанию, мы должны отрегулировать наши процессы гораздо быстрее, чем сделали тогда».

Avast успешно справился с кризисом благодаря открытости перед правоохранительными органами и кибер-сообществом, которая позволила превратить случившееся в историю о компании, ставшей жертвой самых талантливых шпионов планеты. Это событие оказалось лишь мелкой помехой на дороге к Лондонской фондовой бирже, куда Avast попал 10 мая 2018 года при оценке в $3,4 млрд. Это сделало IPO Avast одним из пяти крупнейших размещений ИТ-компаний в Лондоне. Такой результат намного превосходил самые смелые мечты Баудиша в 1980-х годах: он говорит, что просто хотел создать продукт, который оказался бы популярнее, чем его графические редакторы: «Это грандиозно, и это приятное чувство».

Ради дальнейшего роста в этом году Avast намерен выпустить первое устройство для домашних компьютеров, рассказывает Штеклер. Маленькая коробочка будет отслеживать весь интернет-трафик дома, отмечая и блокируя входящие угрозы для составляющих интернета вещей, таких как холодильник или музыкальные колонки. «С [голосовым помощником] Alexa можно нанести много вреда», — предупреждает Баудиш.

Устройство Omni от Avast будет включено в годовую подписку, которая покрывает компьютеры и мобильные телефоны. Ни один конкурент на рынке антивирусов еще не предоставлял настолько продвинутую защиту домам, и Штеклер признает, что это риск. Но по словам аналитика Frost & Sullivan Тони Массимини, если кто-то и занимает выгодную позицию, то это Avast. «Люди давно говорили о подобном, но давайте еще посмотрим, возможно ли подобное. Я бы предположил, что у Avast неплохие шансы».

Не то чтобы Штеклер будет участвовать в решении будущих проблем Avast. Он официально ушел в отставку в конце июня. Его сменил Ондрей Влчек, давний сотрудник и уроженец Чехии, который недавно объявил, что его годовая зарплата составит $1. Он и члены совета директоров уверены в том, что система мотивации, основанная на опционах, и его доля 2% в компании будут достаточным вознаграждением.

Как стать миллиардером

Несмотря на все изменения в стратегии и стиле управления, предусмотрительный Баудиш сохранил большую часть своих акций, пока все вокруг продавали — во многом именно поэтому он миллиардер, а его коллеги нет. Ему принадлежит доля в 27% по сравнению с 10,5% у Кучеры и 3,3% у Штеклера.

Люди из Avast и вне компании восхищаются тем, как упорно Баудиш выстраивал кибергиганта на протяжении 30 лет с тех пор, как «бархатная революция» освободила Чехословакию от власти коммунистов. «Я знаю Павла уже 20 лет… Я очень уважаю его за личные качества и за все, что он создал», — говорит Костин Рауи из «Лаборатории Касперского», один из ветеранов индустрии кибербезопасности.

Кроме того, Баудиш сохранил гиковский образ мышления, который позволил развивать Avast, несмотря на все слияния. «Вы должны менять компанию целиком — то, как она работает, как она ведет бизнес — и одновременно каким-то образом сохранять ее культуру». Эта культура объясняет, почему более половины из 1700 сотрудников Avast работают в исследовательских лабораториях в Чехии и Калифорнии. И почему оригинальный Olivetti, за которым Баудиш работал в конце 1980-х годов, до сих пор хранится в пражской штаб-квартире.

Когда солнце над Прагой заходит, Баудиш вспоминает, как сильно изменился город. «В 1990 году вокруг было серо. Многие здания были в плохом состоянии. Центр сильно изменился. Это словно зоопарк или что-то такое», — говорит он, явно не слишком довольный бесконечным потоком британцев, приезжающих отпраздновать мальчишник.

Перед отъездом в свой загородный дом Баудиш рассказывает о фонде Avast, который направляет 2% прибыли компании на благотворительность. Один из проектов посвящен развитию паллиативной помощи в Чехии. Так Баудиш возвращает долг стране, которая, несмотря на трудные годы коммунизма и современного капитализма, помогла ему стать таким миллиардером, каким он является.

Перевод Натальи Балабанцевой.

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Обучающие книги для дошкольников

обучающие книги для дошкольников

eye-books.ru

Graco сайт производителя

Прогулочные коляски Graco. Купите сейчас

milob.ru

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.