В годовщину народного восстания, которое вырвало Украину из российских пут и приблизило ее к Европе, ученые жалуются, что прогресс запаздывает.

Наука Украины находится в подвешенном состоянии вопреки всем посулам, прозвучавшим в ходе революции, которая вывела страну на орбиту Европейского союза.

Национальные расходы на науку остаются на низком уровне, государственное финансирование растрачивается впустую, а низкая заработная плата не позволяет талантливым студентам заниматься исследованиями в своей стране.

«Нам годами обещают перемены», — сетует Наталья Шульга, глава Украинского научного клуба. Ее организация в Киеве защищает интересы науки. «Но настоящих перемен так и не случилось — сплошная липа».

Евромайдан, или Революция достоинства, которой предшествовали уличные протесты и акции гражданского неповиновения, привел в феврале 2014 года к смене власти. Украина разорвала свои связи с Россией и избрала проевропейское правительство. В научных кругах забрезжила надежда, что с Западом завяжутся партнерские отношения и международная изоляция прекратится.

Обстановка в центре Киева

Поначалу дела шли многообещающе: новое правительство поклялось обновить устарелую модель науки советского образца и увеличить расходы на исследования и разработки. С 2015 года Украина участвует в исследовательских программах ЕС как ассоциированный член, обретя тем самым равные права при подаче заявок на евросоюзные гранты. А в начале 2016 года украинский парламент принял закон о развитии науки, технологий и инноваций.

Однако к коренному перелому эти усилия так и не привели, утверждают ученые. Государственные расходы на науку снизились в 2016 году до исторического антирекорда в 0,16% ВВП и с тех пор колеблются в районе этой отметки.

Нехватка средств

Те немногие государственные средства, что выделяются, идут в основном на исследовательские институты под крылом Национальной академии наук Украины (НАНУ) — национального центра фундаментальных исследований — и многие из них сильно устарели. В 2019 году Академия получит от правительства почти 5 миллиардов гривен (порядка 183 миллиона долларов США), и это почти вдвое больше, чем в 2016 году.

Однако Шульга считает, что этого вливания при всей его относительной щедрости не хватит даже на то, чтобы купить современное оборудование, например, электронные микроскопы и спектрометрические аппараты. Украинские ученые по-прежнему зависят от иностранной помощи и лишены возможности конкурировать с исследователями из богатых стран.

Терпение понемногу иссякает — особенно среди молодых ученых страны, ведь они живут на нищенскую зарплату и едва сводят концы с концами. Украинский аспирант получает от 3 тысяч до 4 тысяч 800 гривен в месяц, и даже маститый ученый редко зарабатывает больше 13 500 гривен.

«Украина заслуживает науки, достойной развитой страны», — говорит Юлия Безвершенко, физик из Института теоретической физики имени Боголюбова в Киеве и сопредседатель Совета молодых ученых НАНУ.

Глубокие корни

У проблем украинской науки — глубокие корни. В 1990-х, во время перехода от коммунизма к капитализму, изоляция, экономические трудности и безудержная коррупция вынудили тысячи украинских ученых уехать за рубеж или вообще бросить науку.

Затем, в 2004 году, на волне массовых протестов к власти пришел прозападный президент, который пообещал улучшить отношения с ЕС. Но наука от переворота ничего не выиграла, и вскоре пророссийский президент Виктор Янукович, избранный в 2010 году, решил свернуть переговоры по соглашению об ассоциации с ЕС, чем и всколыхнул восстание на Майдане.

КонтекстNZZ: на ком лежит вина за кровавый Майдан?Neue Zürcher Zeitung22.02.2019Победитель — Путин: через пять лет после Майдана Украина Западу не интересна (Lidovky)Lidovky21.02.2019Украина: пятилетка мучительной эволюции (Newsweek Polska)Newsweek Polska20.02.2019wPolityce: как выглядит Украина пять лет спустяwPolityce22.11.2018

Кое-что все же меняется, пусть и медленно. Ожидается, что в этом году начнет действовать новое агентство по распределению государственных грантов. Национальный исследовательский фонд Украины будет спонсировать отдельных ученых и целые научные команды на основании независимой экспертной оценки. Ожидается, что уже в ближайшие годы доля национального финансирования исследований на конкурентной основе удвоится с 20% до 40%, говорит физик Анатолий Загородный, вице-президент НАНУ. На сегодняшний момент его организация насчитывает свыше 15 тысяч исследователей из 160 институтов.

Но украинские ученые жаждут более радикальных перемен — и побыстрее. В преддверии президентских выборов в марте и парламентских выборов в конце этого года ведущие ученые призывают усилить господдержку. По их мнению, это не только поможет науке, но и укрепит ослабленную экономику страны.

«Модернизировать экономику Украины, не укрепляя научно-исследовательского потенциала, невозможно», — отмечает Загородный.

Курс на модернизацию

Ведется работа, чтобы хоть как-то упорядочить и осовременить академию наук. Эту громоздкую организацию уже много десятилетий возглавляет металлург Борис Патон, которому в прошлом году исполнилось 100 лет. На Украине, как и во многих бывших советских республиках, почти всю фундаментальную науку двигает НАНУ, а не отдельные университеты.

Академик АН СССР Борис Евгеньевич Патон

440 украинских специалистов провели с 2016 по 2018 год масштабное исследование и признали устарелыми или неэффективными 21 из 94 институтов НАНУ. Это привело к закрытию более 200 исследовательских отделов с общим штатом в 4,7 тысячи сотрудников, объясняет Загородный. Он признает, что при скудном финансировании штат академии сильно раздут и поэтому конкурентоспособных исследований немного.

По его словам, отстающие подразделения вроде Института угольных энерготехнологий в Киеве или Института геотехнической механики в Днепропетровске либо перегруппируют, либо вовсе закроют.

Критики отмечают, что в обзоре почти не участвовали иностранные специалисты, и поэтому все недостатки академии — равно как и то, насколько она отстала от запросов современной науки, — полностью раскрыть не удалось.

Алексей Верхратский, нейробиолог из Манчестерского университета в Великобритании, без обиняков назвал академию «устаревшей». По его мнению, ее лучше будет отстроить заново, с нуля. При этом некоторые члены академии действительно двигают настоящую науку — например, в астрономии, теоретической физике и математике, считает Верхратский. В 1990-х годах он возглавлял исследовательскую группу в Институте физиологии имени Богомольца. Но даже у этих немногих инновационных отделов редко хватает денег на поездки за границу или покупку лабораторного оборудования. Конкурсные лаборатории НАНУ необходимо слить с украинскими университетами и тем самым объединить научную деятельность с преподавательской, считает Верхратский. Так Украина получит новые исследовательские институты европейского образца.

Загородный признает: многие институты недостаточно оснащены и заменить устаревшее оборудование на новое позволить себе не могут. Столь скромное участие иностранных экспертов он опять же объясняет нехваткой денег.

Однако с тем, что академию надо ликвидировать или слить с университетами, он не согласен. После реорганизации приоритет будет отдан технологическим и социально-экономическим исследованиям в таких областях, как коммуникационные технологии, энергетика, экология, медико-биологические науки и материаловедение. «Ряд институтов и отделов действительно пора перестроить, и изменения уже идут», — отмечает он. Более того, по его словам, в прошлом году академия запустила программу для молодых исследователей суммой в 1 миллион гривен, чтобы удержать юные дарования на родине, обеспечив им возможность заниматься наукой.

Разочарование в Евросоюзе

Неурядицы Украины ограничивают и участие страны в исследовательских программах, финансируемых ЕС. По состоянию на январь, из огромного евросоюзного научного фонда «Горизонт 2020» объемом в 80 миллиардов долларов украинским ученым перепали лишь скромные 19 миллионов евро (24 миллиона долларов), хотя с коллегами из ЕС и других ассоциированных стран-членов они соперничают на равной основе. Для сравнения, Польша и Румыния получили 340 миллионов и 131 миллион евро соответственно, хотя обе они меньше Украины.

Пока что Украина не выиграла ни единого гранта от Европейского исследовательского совета, а это флагманский механизм ЕС для финансирования фундаментальной науки.

Украинское правительство попросило Европейскую комиссию, у которой есть служба, призванная помогать странам приобщиться к исследовательским программам ЕС, составить реестр исследовательских центров и дать конкретные рекомендации по их модернизации.

На январской встрече министров в Киеве специалисты по научным исследованиям призвали руководство страны ускорить темпы реформ, чтобы повысить конкурентоспособность украинской науки.

«Украинское правительство наметило амбициозные планы реформ, — говорит Лука Полицци (Luca Polizzi), сотрудник по вопросам научной политики из брюссельской Комиссии по исследованиям и инновациям. — Теперь им остается приложить усилия, чтобы воплотить их в жизнь».

И все же многие сомневаются, что столь насущные изменения придут сверху. «Да, изменить систему нам по силам, — говорит Безвершенко. — И если мы хотим, чтобы все изменилось, революция достоинства должна произойти и в повседневной жизни тоже».

Источник: inosmi.ru