В этом году Нобелевская премия по экономике досталась троим авторитетным экономистам: Абиджиту Банерджи (Abhijit Banerjee) и Эстер Дюфло (Esther Duflo) из Массачусетского технологического института и Майклу Кремеру (Michael Kremer) из Гарвардского университета. Эта премия, которая была присуждена им за «экспериментальный подход к борьбе с глобальной бедностью», демонстрирует, как меняется наука экономика в целом.

Согласно широко распространенному мнению, экономисты — это «верховные жрецы» свободного рынка, которые стараются преуменьшить роль государства в экономике и игнорируют потребности самых бедных слоев общества. Но огромное множество экономистов бросают вызов этим стереотипам, посвящая свои карьеры изучению того, как можно улучшить качество жизни самых бедных граждан в странах развивающегося мира посредством политики правительства. Банерджи, Дюфло и Кремер относятся именно к такой категории экономистов.

К примеру, все они изучали преимущества, которые дает образование. Граждане развитых стран, как правило, воспринимают систему всеобщего государственного образования — а также экономические блага, которые создает образованное население, — как нечто само собой разумеющееся. У развивающихся стран, таких как Кения и Индия, нет подобной роскоши. В 2003 году Кремер изучил результаты целой серии контролируемых исследований, проведенных в Кении, и выяснил, что профилактическая медицинская помощь, такая как дегельминтизация (комплекс мероприятий, направленных на профилактику и лечение паразитозов — прим. ред.), тоже способствует получению детьми школьного образования.

Банерджи и Дюфло вместе с соавторами Шоном Коулом (Shawn Cole) и Ли Линденом (Leigh Linden) изучили результаты программы, в рамках которой в Индии для слабых учеников нанимались тьюторы (специалист в области образования, сопровождающий дошкольника, школьника или студента на пути индивидуального развития — прим. ред.), а также применялись программы обучения с использованием компьютера, и пришли к выводу, что обе они оказались эффективными. Дюфло также обнаружила достаточно значительный рост зарплат, ставший результатом увеличения расходов на народное образование в Индии, что подтверждает центральную роль школ в обеспечении экономического роста.

В течение нескольких лет Банерджи, Дюфло и Кремер изучали результаты программ, которые побуждают фермеров в странах развивающегося мира использовать больше удобрений, помогают жителям трущоб брать микрокредиты, создают квоты для женщин в правительствах, обеспечивают бедное население противогельминтными препаратами, помогают бороться с малярией и так далее. В некоторых случаях — к примеру, в случае с микрофинансированием — эти программы не оправдали первоначальных ожиданий. Однако многие подобные инициативы оказались успешными и обернулись долговременными положительными результатами.

КонтекстThe Nobel Prize: Нобелевка по экономике — за борьбу с бедностьюИноСМИ14.10.2019The Guardian: Нобелевскую премию по литературе получили Ольга Токарчук и Петер ХандкеThe Guardian10.10.2019Нобелевская премия — Грете Тунберг? Слишком много внимания (DN)Dagens Nyheter09.10.2019Некоторым кажется, что расходование средств на такие программы, как борьба с паразитами и тьюторинг, — это проявление стремления ограничиться полумерами. Действительно, превращению бедных стран в богатые способствуют в первую очередь инвестиции и индустриализация. Но, как показали Китай и Индия, в результате такого роста беднейшие слои населения могут надолго застрять в своем тяжелом положении. Между тем образованное, здоровое и сытое население оказывает влияние на коэффициент окупаемости капиталовложений (об этом писали Банерджи и Дюфло), поэтому именно этот фактор играет ключевую роль в запуске процесса быстрого развития. Между тем в странах, в которых еще не начался процесс индустриализации, облегчение страданий людей — это лучшее, на что можно надеяться в краткосрочной перспективе. Поэтому работа Банерджи, Дюфло и Кремера играет важную роль на множестве фронтов.

Вторым важным моментом касательно Нобелевской премии по экономике этого года является то, какого рода исследование получило эту награду. Экономистов часто считают теоретиками, которые рисуют на досках кривые спроса и предложения и игнорируют сложные реалии мира. Однако за последние несколько десятилетий произошел серьезный сдвиг в сторону анализа эмпирических данных, потому что центральным вопросом в экономике стал вопрос о причинах и следствиях.

Банерджи, Дюфло и Кремер заложили основы одной из важнейших методик эмпирических исследований — методики рандомизированных контролируемых исследований (РКИ). Вместо того чтобы изучать то воздействие, которое оказывают правительственные программы сами по себе, они отправляются в бедные страны и разрабатывают эти программы. Такой метод исследований становится все более распространенным: в начале 2000-х годов ежегодно публиковалось всего несколько исследований, проведенных по методике РКИ, а теперь их количество измеряется сотнями, и результаты таких исследований все чаще публикуются в ведущих мировых журналах.

У этой методики есть свои критики, которые считают, что РКИ обладают слабой статистической мощностью и что в отсутствие четкого понимания того, почему исследуемые программы оказывают такое воздействие, которое оказывают, будет очень трудно применить их результаты в других странах.

Но Банерджи, Дюфло и Кремеру известно об этих возражениях, поэтому они уделили им особое внимание в своих исследованиях. Они работали над тем, чтобы одновременно повысить надежность статистических оценок и усовершенствовать РКИ таким образом, чтобы методику можно было применять в более широких контекстах. Банерджи и Кремер также сформулировали гипотезы касательно того, почему правительства неспособны осуществлять разумную политику и почему у бедных стран не получается развиваться. Это может помочь в поисках ответа на вопрос, почему одни программы работают, а другие — нет.

В своем выступлении 2017 года Дюфло ответила критикам методики, дав новое определение тому, чем должны заниматься экономисты. Она сравнила экономистов, изучающих развивающиеся страны, с водопроводчиками, которые должны решать реальные проблемы в каждой конкретной ситуации, вместо того чтобы искать некие универсальные закономерности. Поскольку проблемы бедности в каждой конкретной стране сильно отличаются от проблем в других странах, с точки зрения Дюфло, экономистам необходимо «испачкать руки» и найти решения, подходящие для каждого отдельного случая.

Это может обернуться головокружительным сдвигом в зачастую консервативной и обособленной научной области. Но Дюфло, ставшая самым молодым экономистом, получившим Нобелевскую премию (ей 46 лет), вероятно, сможет показать, в какую сторону развивается эта область — сможет показать такую науку экономику, которая скромна, прагматична, основана на экспериментальном опыте и неизменно сосредоточена на проблемах реальных людей, в первую очередь самых бедных из них.

Источник: inosmi.ru