С сентября 2019 года специалисты по изучению истории средних веков ведут горячие споры по поводу термина «англосаксонский». Эти споры начались в связи с заявлениями о расизме и сексизме внутри Международного общества исследователей англосаксонского периода (International Society of Anglo-Saxonists), научной организации, специализирующейся на изучении истории, археологии, литературы, языка, религии, общественного строя и нумизматики периода раннего средневековья (450-1100 гг. н. э.). Некоторые ученые утверждали, что изменение названия этого общества станет шагом на пути борьбы с расизмом и сексизмом, особенно в том, как ученые исследуют и интерпретируют ранее средневековье.

Очень быстро фокус дискуссий сместился с вопроса о необходимости убрать термин «англосаксонский» из названия общества [теперь эта организация называется Международным обществом изучения Англии периода раннего средневековья (International Society for the Study of Early Medieval England)] к утверждениям о том, что стоит вообще перестать использовать термин «англосаксонская Англия» для обозначения части территорий Великобритании в период с середины до конца первого тысячелетия нашей эры и термина «англосаксонский мир» для обозначения отношений этого региона с Европой раннего средневековья и другими регионами.

Очень быстро эта кампания привела к тому, что на любого, кто не был согласен с этими изменениями, вешали ярлык «расиста», а любого, кто пытался выступить с уточняющими оговорками, кто пытался внести поправки или оспорить основы и установки этих дебатов, называли сторонником расистского использования термина «англосаксонский». В онлайн-декларациях говорилось, что ученые обязаны продемонстрировать свою готовность к переменам, вычеркивая термин «англосаксонский» из научных трудов и курсов и отказываясь от сотрудничества с теми учеными, которые захотят и дальше пользоваться этим термином.

Я как археолог, специализирующийся на Великобритании и Скандинавии периода раннего средневековья, считаю необходимым сохранить этот термин в исследованиях материальной культуры, созданной среды и ландшафтов периода раннего средневековья, а также в публичных выступлениях и сфере образования. Те, кто утверждает, что термины «Англия в раннее средневековье» и «древняя Англия» являются более точными и не обременены ненужными расистскими коннотациями, просто плохо разбираются в особенностях современного использования и злоупотребления данными, относящимися к раннему средневековью.

Нет никаких сомнений в том, что термин «англосаксонский» действительно очень нравится расистам и политическим движениям сторонников господства белой расы, особенно в Северной Америке. Но я считаю, что сохранение и дальнейшее использование этого термина в научном дискурсе, общественной жизни и сфере образования — лучший способ защититься от попыток расистов присвоить его и злоупотреблять им ради достижения их целей.

***

В основе текущих споров отчасти лежит неоднозначное прошлое таких терминов, как «англосаксы» и «англосаксонская Англия». Подобно словам «викинги» и «кельты», эти термины долгое время привлекали людей и целые группы, придерживавшиеся расистской идеологии, особенно тех, кто сосредоточен на мифах национального происхождения. В этих искаженных интерпретациях прошлого Британия была заселена в V веке нашей эры германскими мигрантами, которые вытеснили коренные племена. Они были свободолюбивыми земледельцами и воинами, сначала язычниками, потом христианами, защищавшими древние свободы и сражавшимися против кровожадных викингов, но в конечном счете оказавшимися под «норманнским игом». Националисты и расисты часто апеллировали к этому стойкому романтическому образу малой Англии, чтобы оправдать английский и британский национализм, а также зарубежные колониальные и имперские миссии. В Соединенных Штатах «англосаксонец» — это излюбленный термин белых расистов. С точки зрения этих британских и американских националистов, империалистов и сторонников господства белой расы, термин «англосаксонский» означает непосредственную принадлежность к «золотой эпохе» и отражает суть всего того, что обеспечивает превосходство Англии (и, соответственно, Великобритании).

Последние несколько лет представители набирающего обороты альтернативного правого популизма, этнонационализма и белого расизма стали использовать эпоху раннего средневековья в качестве политического символа. В результате ученые, специализирующиеся на раннем средневековье, обнаружили, что литература, искусство и археологические находки, на которые они опираются в исследованиях, используется различными ксенофобскими и шовинистскими политическими группами в своих интересах. Между тем коммерческие компании, предлагающие различные ДНК-тесты и популярные телепрограммы закрепляют псевдонаучные стереотипы об англосаксах и викингах.

В ответ на это некоторые ученые указали на опасность утверждений о том, что любое использование этнических терминов, включая термин «англосаксонский», способствует распространению расистских мифов о прошлом и закрывают доступ для специалистов неевропейского происхождения. Тем не менее в ноябре 2019 года под нажимом группы встревоженных ученых Международное общество исследователей англосаксонского периода проголосовало за изменение своего названия на Международное общество изучения Англии периода раннего средневековья. Они решили, что изменение названия поможет им уменьшить степень или даже противостоять предполагаемой «белизне», сексизму и элитизму исследований англосаксонской культуры. После этого термин «англосаксонский» стал постепенно исчезать из названий университетских курсов, книг, научных статьей и конференций.

Несмотря на множество предупреждений, ученые, специализирующиеся на литературе и языке, согласились на эту смену терминов, не желая принимать во внимание результаты археологических исследований. Как и все естественнонаучные и гуманитарные дисциплины, археология несет на себе груз империалистского и колониального прошлого. Более того, она уже давно находится в конфликте с устойчивыми «фейковыми» интерпретациями, имеющими под собой расистскую подоплеку, от историй о древних пришельцах до мифов о национальном происхождении. Тем не менее археология пользуется огромной популярностью по всему миру и среди представителей всех поколений, потому что она непосредственным образом связана с образами приключений и открытий. Для многих людей «англосаксонские» места, памятники и предметы материальной культуры — это готовые ворота, особенно в Соединенном Королевстве, — в богатые и запутанные истории раннего средневековья.

Таким образом, хотя мои исследования посвящены критической оценке истории раннесредневековой археологии и попыток переосмыслить археологию погребальных обрядов того же периода, я выступаю в поддержку того, чтобы продолжить с осторожностью использовать термин «англосаксонский» и таким образом препятствовать попыткам этнонационалистов и белых расистов применять его в своих интересах.

***

В настоящее время, когда исследователи и преподаватели говорят об «англосаксах» и «англосаксонской Англии», они не имеют в виду какую-то «расовую» группу. Этот термин даже не относится к какому-то одному феномену, а заключает в себе семь столетий перемен и очень разных королевств и сообществ, от Кента до Камбрии, от Восточной Англии до границ Уэльса. После краха Римской империи и окончания правления римлян на Британских островах в начале V века нашей эры через Северное море туда пришли самые разные варварские племена, прибывшие с территорий современной Норвегии и севера Нидерландов и заселившие низменности Великобритании. Беда Достопочтенный (Venerable Bede) описал эти племена в своих трудах начала VIII века нашей эры, назвав их «англами, саксами и ютами».

КонтекстABC: крупнейшее поражение британцев против зулусовABC.es31.10.2018Videnskab: англосаксы были хуже викинговVidenskab04.01.2019The Guardian: кто подмочил репутацию викингов?The Guardian03.01.2019Миграция — это процесс, который протекает на протяжении многих поколений и в основе которого лежит этногенез, а вовсе не этническое замещение. Политическая и экономическая ситуация постоянно менялась и была нестабильной. Кроме того, на тех территориях оставалось и романо-бриттское население. Потомки кантиев, иценов, триновантов и других племен, живших в римской Великобритании, смешивались с германоязычными мигрантами с различной скоростью и при различных обстоятельствах. «Англосаксонские» королевства, которые возникли в конце VI века и приняли христианство в различные моменты VII века, имели множество сложных связей с британскими королевствами, которые постепенно развивались к северу и западу от них. В VII веке этих англосаксонских королевств было семь — Кент, Суссекс, Эссекс, Уэссекс, Восточная Англия, Мерсия и Нортумбрия, — а к началу IX века их осталось всего четыре: Уэссекс, Восточная Англия, Мерсия и Нортумбрия.

Но в IX веке прибывшие на остров викинги разрушили все королевства, кроме одного — Уэссекса. Это западносаксонское королевство послужило основой для объединенной Англии Х века. «Англосаксонская Англия», которой на протяжении большей части XI века управляли датские короли, прекратила свое существование с приходом норманнов в 1066 году. «Англосаксонский» — это очень удобный термин для обозначения сложных социальных, экономических, религиозных, лингвистических и культурных процессов, которые происходили в период между крахом Римской империи и вторжением норманнов. Подобно другим названиям эпох, этот термин представляет собой интерпретационный инструмент, используемый для проведения границ между конкретной эпохой и временами, которые предшествовали и следовали за ней. Однако этот термин несет в себе множество ограничений в смысле описания разнородных сообществ и ландшафтов.

Первое известное нам упоминание термина «англосаксонский» прозвучало в Италии VIII века, когда Павел Диакон использовал его в своей «Истории лангобардов». Этот термин периодически появлялся в письменных документах той эпохи — от документов, посвященных правлению Альфреда Великого (умершего в 899 году), до рассказов о деяниях Эдуарда Исповедника (умершего в 1066 году), — и использовался для описания тех королевств и королей.

Термин «англосаксонский» получил новую жизнь только в конце XVIII и начале XIX веков. Историки, а также ученые, занимавшиеся исследованием языка и литературы, стали использовать его для обозначения народов, говоривших на древнеанглийском языке, их королевств и связей на острове Великобритания. Они использовали этот термин, чтобы отделить эти народы от народов, говоривших на кельтском языке, от поселенцев-викингов, говоривших на древнеисландском языке, и от норманнского королевства, которое возникло на этих территориях позже. Таким образом, «англосаксов» воскресили в раннюю викторианскую эпоху в рамках процесса формирования мифа о национальном происхождении, и археология стала ключевым элементом этой политической программы.

Первые археологи стали часто употреблять термин «англосаксонский» в отношении своих находок в конце 1840-х годов. Аристократ из Эссекса сэр Ричард Корнуоллис Невилл (Richard Cornwallis Neville) раскопал места захоронений в Литтл-Уилбрэхэме и Линтон-Хите и назвал их «англосаксонскими». Невилл считал эти кладбища в графстве Кембриджшир свидетельствами пребывания на этих территориях самых первых германских поселенцев, которые прибыли туда после ухода римлян. Работа и терминология Невилла определялись характерным для той эпохи расистским мышлением и романтизированными образами рождения Англии. Этот термин оказался очень влиятельным и устойчивым. Когда археологи начала и середины ХХ века попытались — на основании данных о находках глиняных горшков и украшений — проследить маршруты вторжений германских племен, они опирались на работы Невилла и его современников.

Между тем в области англосаксонской археологии, начиная с 1960-х и 1970-х годов, появилось множество новых вопросов, ставших следствием притока огромного количества новых данных. Были внедрены новые, более совершенные методы ведения раскопок, исследований и анализа объектов материальной культуры. Традиционные вопросы сохраняются и горячо обсуждаются, включая вопросы о масштабах и характере миграции германских племен, времени и характере формирования королевств, скорости и значении обращения в христианство, а также о степени их устойчивости перед набегами викингов. Однако к этому списку добавилось множество новых вопросов и загадок, касающихся англосаксонской социальной структуры и идентичности, политической идеологии и политической системы, экономической деятельности и связях, управления землями и так далее. Более того, сегодня археологи, специализирующиеся на англосаксонской эпохе, поддерживают тесные связи с археологами, работающими над сходными вопросам в других частях Европы и за ее пределами, и они активно участвуют в междисциплинарном диалоге.

В результате археологи используют «англосаксонский» в качестве термина, который передает временные и пространственные рамки, а также сложность и неоднородность раннесредневековых поселений, кладбищ и материальной культуры. Эту эпоху принято условно делить на ранний англосаксонский период (с V по начало VII века нашей эры), средний англосаксонский период (с конца VII по начало IX века нашей эры) и поздний англосаксонско-скандинавский период (с конца IX по середину XI века нашей эры) — ради удобства. Мы также используем термины «постримский», «позднеантичный», «островной», «раннесредневековый». Все эти термины так же несовершенны, как и термин «англосаксонский», но вместе они помогают нам передавать информацию о временных рамках, регионе и (иногда) стилях тех материальных находок, которые мы изучаем.

Когда археологи говорят о «ранних англосаксонских кладбищах», «поселениях среднего англосаксонского периода», «великолепных англосаксонских брошах», «монетах позднего англосаксонского периода», эти термины позволяют нам получить представление об этих объектах и предметах, о том, когда они были сделаны или найдены. У этого термина нет никакой расовой коннотации. Придуманные современные расовые категоризации попросту неприменимы к эпохе раннего средневековья. Археологи иногда употребляют термин «саксонский» для обозначения юга Англии, а в других случаях они используют термин «английский», имея в виду восток и северо-восток Англии. Термин «англосаксонский» используется не только учеными, но и в массовой культуре, а также в образовании — от музейных экспозиций до открытых баз данных археологических находок.

***

Как и большинство других дисциплин, археология унаследовала элементы расистского и колониального прошлого. Однако ирония состоит в том, что в начале викторианской эпохи именно одержимость британцев заморскими цивилизациями заставила первое поколение археологов англосаксонского периода, включая Чарльза Роуча Смита (Charles Roach Smith) и Джона Йонге Акермана (John Yonge Akerman), обратиться к истокам Англии. Сегодня англосаксонская история и археология широко преподаются в школах Соединенного Королевства, их подробности активно распространяются посредством телевидения, социальных сетей, научно-популярной литературы, и ежегодно миллионы людей посещают музеи и памятники англосаксонской культуры.

Есть множество увлеченных поклонников этой культуры, которые стремятся в мельчайших подробностях восстановить все аспекты англосаксонской жизни, к примеру, общество Regia Anglorum в Англии. Для многих энтузиастов-любителей и религиозных групп (языческих и христианских) «англосаксы» имеют очень большое значение. К примеру, обнаружение и демонстрация Стаффордширского сокровища в совокупности с 1100-летней годовщиной смерти Этельфледы Мерсийской, которую отмечали в 2018 году, стали причиной всплеска гордости среди жителей центральных графств Англии, сконцентрированной на англосаксонском прошлом. Как показала статья Майкла Вудса (Michael Woods), недавно опубликованная в журнале Би-би-си History Magazine, а также интервью с Бонни Грир (Bonnie Greer) на Би-би-си Radio 6, новые сообщества иммигрантов не чувствуют никакой дискриминации в связи с употреблением этого термина. Коротко говоря, существует множество способов, которые сегодня позволяют людям испытать и прочувствовать историю англосаксов в отсутствие каких-либо намеков на этнонационализм и расизм.

Действительно, последние 30 лет можно назвать своего рода «золотым веком» англосаксонской археологии, поскольку за это время было сделано множество новых открытий и реализовано множество инновационных проектов, посвященных целому ряду тем. В частности, в моей области, — области археологических исследований мест погребения, — мы пересмотрели наше понимание продолжительных трансформаций и постоянных элементов, начиная с римского периода до Средних веков. Вместо того, чтобы отождествлять погребальные предметы с этническими группами далекого прошлого, специалисты в области погребальной археологии раннего англосаксонского периода открывают новые возможности для изучения жизни и смерти людей эпохи раннего средневековья. Ученые изучают эти предметы и материалы, чтобы лучше понять особенности взаимоотношений полов, родственных связей и социальной памяти. Одним из наглядных примеров в этом смысле могут стать длительные исследовательские проекты в Саттон-Ху в Саффолке, которые возглавляет археолог Мартин Карвер (Martin Carver), а также недавние раскопки кладбища Транмер-Хаус. Все эти раскопки и исследования меняют наше понимание обширных связей и погребальных идеологий королевства Восточной Англии конца VI и начала VII веков.

Сборник The Oxford Handbook of Anglo-Saxon Archaeology (2011), куда вошли 52 статьи, демонстрирует охват и глубину нынешних подходов к исследованиям и темам — от многоуровневой организации поселений и иерархии, ремесленных технологий и их эволюции до изменений в восприятии личности от младенчества до старости. Между тем в своей книге 2013 года, посвященной англосаксонским могилам и предметам, которые помещались в эти могилы, Алекс Бейлис (Alex Baylis) и ее соавторы предложили новую хронологию VI и VII веков, продемонстрировав междисциплинарность и инновационные методы современной англосаксонской археологии. В своей подробной книге 2019 года Formative Britain («Становление Британии») Карвер рассматривает англосаксонские королевства в более широком контексте, исследуя Уэльс, юго-запад, а также север Великобритании и пиктов в частности. А книга Кита Рея (Keith Ray) и Иэна Бэпти (Ian Bapty) под названием Offa’s Dyke («Вал Оффы») является примером подробного анализа конкретного места, демонстрирующего нам, что самый протяженный и величайший памятник раннесредневековой Великобритании был выражением политической идеологии и гегемонии, специально созданным, чтобы выделяться среди общего ландшафта и внушать страх противникам. Между тем в своей книге 2019 года The Sword in Early Medieval Northern Europe («Меч Северной Европы эпохи раннего средневековья») Сью Браннинг (Sue Brunning), куратор Британского музея, рассматривает то, как эти принадлежавшие англосаксам и викингам артефакты жили своей собственной жизнью, пока их носили, обменивали, демонстрировали и клали в могилы к умершим. Все это — труды «англосаксонской археологии», богатой идеями и данными и имеющей под собой крепкую основу.

Кроме того, сейчас термин «англосаксонский» стал все чаще употребляться в контексте передовых исследований международного значения. Доклад Музея лондонской археологии (Museum of London Archaeology), посвященный королевскому захоронению в Саутленд-он-Си, — это пример высококачественного археологического исследования, проведенного коммерческой компанией, наряду с научно-популярной книгой, опубликованной в 2019 году. В том же году в свет вышла книга The Staffordshire Hoard: An Anglo-Saxon Treasure («Стаффордширское сокровище: клад англосаксов»), в которой подробно анализируются элементы оружия и другие фрагменты из золота, серебра и граната, обнаруженные в той сокровищнице, а также широко разрекламированная книга о раскопках раннесредневекового англосаксонского кладбища в Бэрроу-Клэмп в Уилтшире.

Благодаря участию в раскопках и цифровым способам распространения и обмена информацией публичная археология англосаксонского периода переживает небывалый подъем. Сотрудничество Даремского университета и компании Dig Ventures в раскопках открывает нам англосаксонский монастырь в Линдисфарне, а их сайт приглашает всех нас «присоединиться к поискам самого сердца англосаксонской Нортумбрии». Кроме того, масштабное исследование Катрин Джарман (Catrine Jarman) на месте монастыря в Мерсии и на месте зимнего лагеря викингов в Рептоне в Дарбишире широко освещалось во многих газетах, в научном журнале Antiquity и даже в документальном фильме под названием Britain’s Viking Graveyard («Кладбище викингов Британии»). Такие проекты, как проект Джарман, основаны на сравнении англосаксов и викингов, чтобы донести до людей информацию о четких различиях между разными археологическими находками. Помимо этого, длительный проект в Рендлшеме в Суффолке, в котором принимали участие как профессиональные археологи, так и любители с металлоискателями, позволил обнаружить множество интересных артефактов, относящихся к жизни королевской семьи в Восточной Англии. Взаимодействие с общественностью стало неотъемлемым элементом реализации этого инновационного исследовательского проекта, и теперь Национальный лотерейный фонд наследия (National Lottery Heritage Fund) спонсирует четырехлетний археологический проект под названием Rendlesham Revealed: Anglo-Saxon Life in South-East Suffolk («Рендлшем: жизнь англосаксов на юго-востоке Суффолка»).

Сегодня общественность может свободно получить доступ к подробной информации и анализу археологических находок англосаксонской эпохи благодаря сервису Archaeology Data в Йоркском университете. Люди могут получить доступ к бесценным научным ресурсам, относящимся к тому периоду, в которых термин «англосаксонский» используется эффективно и ответственно. Примером может служить Корпус англосаксонской каменной скульптуры (Corpus of Anglo-Saxon Stone Sculpture) в Дареме, где можно найти обширную базу данных артефактов, относящихся к раннему средневековью и найденных на территории Англии, а также подробные научные описания.

Англосаксонская археология популярна и общедоступна. Такие ученые, как Дункан Сейер (Duncan Sayer), много пишут о древних ДНК и погребальной археологии, а Кейтлин Грин (Caitlin Green) ведет блог и пишет в твиттере о дальних пределах англосаксонского мира. В музеях по всей Англии вы можете познакомиться с культурой англосаксов, к примеру, в зале 41 Британского музея. В музеях крупных и небольших городов можно найти богатые коллекции и экспозиции археологических находок, относящихся к англосаксонской культуре, — в том числе в Музее Норвич-Касла.

***

Термин «англосаксонский» долгое время был достаточно противоречивым, поскольку политические экстремисты использовали его в своих старомодных, излишне упрощенных и псевдоархеологических интерпретациях. Более того, у разных аудиторий этот термин вызывает разные ассоциации. Ученые правы, ставя под сомнение его дополнительные значения. Несомненно, термин «англосаксонский» — всего лишь один из целого ряда терминов, относящихся к эпохе раннего средневековья, которые могут вызвать потенциально опасные и вводящие в заблуждение расовые и националистические ассоциации, — другими примерами могут стать термины «кельты», «германцы», «викинги» и так далее. С другой стороны, термин «англосаксонский» уже давно лишился своего расистского элемента, который был характерен для него в XIX веке. Современным археологам он служит для описания объектов материальной культуры, мест, памятников и особенностей рельефа, относящихся к периоду с V по XI век нашей эры, и он помогает давать четкие характеристики раннему средневековью. Мы сейчас переживаем золотой век англосаксонской археологии, и мы должны постараться сохранить историю той эпохи как можно точнее вместо того, чтобы игнорировать этот увлекательный период с множеством его интригующих объектов, памятников и элементов ландшафта.

Выставляя всех тех, кто использует термин «англосаксонский», «расистами», сторонники отказа от этого термина рискуют оттолкнуть от себя ученых, коммерческих археологов, культурный сектор, заинтересованные сообщества, религиозные группы и энтузиастов, а также потенциальных будущих исследователей. Поэтому вместо того, чтобы позволить «англосаксонской Англии» превратиться в площадку для экстремистов, популистов, любителей саморекламы и фантазеров, мы должны вновь активизировать усилия по проведению исследований и взаимодействию с общественностью, которые не оставят места для ложных интерпретаций и позволят любому человеку проникнуть в самую суть предмета. Вместо «постанглосаксонской меланхолии», в рамках которой нам придется начинать все с нуля, не имея подходящего термина, англосаксонская археология может и дальше перестраивать и проводить переоценку своих сильных сторон, предлагая подробные оригинальные исследования и активно рассказывая о них общественности.

Именно поэтому вместе с 70 экспертами я подписал совместное заявление и продолжаю публиковать статьи в других журналах, настаивая на том, что мы обязаны сохранить и бороться за термины «англосаксы» и «англосаксонский период», бросая вызов научным и общественным заблуждениям и злоупотреблениям. В этом смысле те, кто предлагает заменить термин «англосаксонский» на «ранний английский» или «старый английский» рискуют спровоцировать появление более широких возможностей для злоупотреблений, чем в случае с «англосаксами». В частности, термин «английский» не позволяет провести разграничительную линию между языком и этнической принадлежностью, между прошлым и настоящим, поэтому применять этот термин в отношении археологических находок и памятников будет в лучшем случае неосмотрительностью. Я остаюсь сторонником критического и осторожного использования термина «англосаксонский», который уже прочно закрепился, который понятен всем, и который позволяет описывать сложные и разнообразные материальные миры, относящиеся к периоду с середины и до конца первого тысячелетия. Перефразируя девиз Совета по делам британской археологии, я выступаю за то, чтобы англосаксонская археология стала доступна всем.

Говард Уильямс — профессор археологии в Университете Честера в Соединенном Королевстве.

Источник: inosmi.ru